?

Log in

No account? Create an account

Шуркины шутки
шарклиш
sharklish
В нашем театре любили хорошие розыгрыши. Но Шура Быренков мог похвастаться самыми, если можно так сказать, «пограничными» из них, то есть теми, которые уже балансировали на грани шутки.

Кажется, это было в 1987 году. 8 марта в Дубовой гостиной Казанского тюза проходил праздничный вечер, и Саша, будучи ведущим, объявил, что молодой актрисе Ненашевой за сценические успехи вручается довольно дорогой подарок — новая шуба. Ленка ахнула от восторга и растерянности. Дело было в том, что накануне она, забравшись в долги, сама, наконец, купила себе новую шубу. В Дубовый зал внесли масштабный тюк, упакованный в бумагу и полиэтилен. Ленка, сияя от счастья, со слезами на глазах начала раздирать упаковку, добралась до содержимого, развернула подарок и ахнула снова: "Ну, точь-в-точь, как моя новая шуба!!!»

И она, надо сказать, не ошиблась... Потому что это и была её шубка, а заодно и Сашина шутка...



Елена Ненашева в роли Марии Стюарт в дипломном спектакле Казанского театрального училища. 1986 г.

Но однажды над Сашей подшутили и сами артистки. Одна актриса нашего тюза (Дина Ярюхина утверждает, что это была её мама — Мария Зенбицкая) устроила Саше форменную "баню".
 Во время отпуска Саша (он был артистом), дабы немного подработать, устроился в театре ночным сторожем. И вот как-то ночью, во время страшного ливня, на вахте раздался телефонный звонок, и женский голос продиктовал срочную телефонограмму, в которой директор театра требовал, чтобы вахтер немедленно отправился к нему домой и предупредил его жену, что сегодня ночью он не сможет вернуться домой. Саша закрыл театральные ворота на замок и без зонта побежал на квартиру директора на улицу Татарстан. Стоя в луже дождевой воды, он долго звонил в дверь, затем в едва приоткрытый дверной проем сбивчиво объяснял заспанной супруге директора, чтобы она не ждала сегодня мужа (а надо заметить, что отношения между супругами безо всяких шуток грозили перейти в стадию бракоразводных), после чего ошарашенную женщину кто-то втянул обратно в квартиру, и на пороге появился сам директор, в трусах, в очках и неописуемом гневе. Позже Саша сокрушенно сказал, что это явление было покруче ночной грозы.

Вот так все дамы, над которыми Саша когда-либо подшутил в театре, были отомщены в одно мгновенье.


Мужчина в очках - тот самый директор Казанского тюза. Снимок сделан на Первомайской демонстрации в конце 1970-х гг.